Г.Р. Джорг
[quote][align=center][size=20][font=Playfair Display]Люциус Малфой II // Lucius Malfoy II[/font][/size]

[font=Franklin Gothic Medium][size=10]Джейсон Айзэкс[/size][/font][/align]
[table layout=fixed width=100%][tr valign=top]
[td][size=10]› Дата рождения: 4 апреля 1954, выпускался в 1972, факультет Слизерин, на момент игры 42 года.
› Деятельность: Пожиратель смерти, аристократ.
› Лояльность: Малфои, Пожиратели смерти.
› Чистота крови: истинно чистокровный, семья входит в справочник «Священные двадцать восемь».
› Волшебная палочка: вяз с сердцевиной из сердечной жилы дракона, 18 дюймов (45,72 см) без набалдашника, набалдашник выполнен из серебра змии с двумя глазами-изумрудами.
› Патронус: отсутствует.*
[/size][/td]
[td][size=10]› Имущество: старинный родовой особняк расположенный в Уилтшире, юг Великобритании.**
В доме находиться множество магических артефактов разной силы. Владеет огромной коллекцией предметов – носителей тёмной магии, но все подобные артефакты надёжно спрятаны.
Большая часть богатств храниться в надёжно укреплённом защитными чарами сейфе банка «Гринготс».
Из личных вещей отдельно стоит выделить чёрную трость 46,5 дюймов (118,11 см) в длину, в которой скрыта волшебная палочка.
Домашние питомцы: на территории особняка, за воротами, проживает павлин-альбинос и до июня 1993 года домовой эльф Добби.[/size][/td][/tr][/table][/quote]

[table layout=fixed width=100%][tr][td width=5%][/td]
[td][align=center][size=16][font=Playfair Display]ХАРАКТЕР[/font][/size][/align]
Первое, что приходит на ум, когда дело касается Люциуса Малфоя, это его представительный внешний вид: идеально подогнанный, безупречно чистый наряд из дорогих материалов и в меру броские идущие ему украшения. Аура богатства, знатности, высокомерия, величия, успеха и, чего уж греха таить, некоторые дополнят этот список словом «опасность». Высокопарный, если не сказать напыщенный, аристократ всюду держит марку и на многих смотрит сверху-вниз, и не редко взгляд этот полниться презрения. И что самое ужасное для тех, на кого пал подобный взгляд, Малфой не без основания ведёт себя столь уверенно.
Люциус Малфой представитель древнего, уважаемого, аристократического рода чистокровных волшебников со всеми вытекающими. С юных лет его учили держать себя в руках, вести себя в обществе и хорошо объяснили, как важно бывает поддерживать дружеские отношения с власть имущими. И эту науку он хорошо усвоил. Несмотря на то, что его высокомерные взгляды для постороннего кажутся мало совместимыми с крепкой дружбой, Люциус Малфой, во-вторую, очередь славиться своими связями, в-первую, унаследованным от отца состоянием. При чём Люциус научился столь ловко управляться с двумя этими древними столпами рода Малфоев, что один преумножал другой. Люциусу, как и всем прочим Малфоям до него, было свойственно проводить жирную черту между теми, кто был полезен или мог таковым стать и всеми остальными. К первым и вторым Люциус неизменно стремился втереться в доверие при помощи слов, либо щедрых пожертвований. В каком-то смысле, сцена потеряла в его лице отличного актёра: прекрасный лжец и лицемер, он успел примерить на себя не малое количество масок забираясь в душу то к кому-то конкретному, то к целому обществу. Пожалуй, крайне сложно будет не просто перечислить поимённо, но и обыкновенно сосчитать жертв его актёрской игры. Внутри же он всегда оставался самим собой и, пожалуй, третьи, никоим образом не вписывающиеся в его планы по получению власти и богатств, могли лицезреть его без прекрас: для всех, кто не мог быть ему полезен и был ниже статусом, Люциус Малфой относился с глубоким и неподдельным презрением, щедро одаривая лишь насмешливыми словами, улыбками и взглядами, подчёркивающими его самодовольство. Но если бы дело ограничивалось лишь этим, его едва ли назвали бы опасным.
Дело в том, что не в последнюю очередь Люиус перенял от своей семьи определённые взгляды на жизнь и положение, которое заслуживали чистокровные волшебники. Взгляды эти, к несчастью для не входящих в круг избранных, разделяли и взращивали не одни Малфои. Люциус не просто сторонник чистоты крови, он считает, что только такие как он единственно достойные править и призрение, которое он выказывает к «ненужным» людям, ничто по сравнению, с отвращением которое он питает к маглам, маглорождённым и симпатизирующим им волшебникам. Не лишённый хитрости и расчётливого ума, он не стремиться делиться своими взглядами с каждым встречным – эти мысли и чувства предназначены для узкого круга, разделяющего его взгляды. И в том же кругу прекрасно знают, что его убеждения могут перейти в весьма конкретные действия. Люциус наделён такой опасной чертой как жестокость – стоит только вспомнить, что во времена первой магической войны он возглавлял отряд, специализировавшийся на истязании и убийстве маглов, как, не только присущая ему от природы жестокость, но и вся неприятная глубина его ненависти к маглам предстаёт во всей своей красе, не находя себе ни оправданий и даже вызывая нежелание как-либо её оправдывать.
И всё же, этот человек уважаем и дело не только в золоте и власти. Люциус обладает рядом лидерских черт, таких как: уверенность в собственных действиях, амбициозность, целеустремлённость, холодный расчётливый ум, предусмотрительность, умение держать себя в руках, дипломатичность, осторожность, чутьё, позволяющее ему понять расстановку сил, умение приспосабливаться к изменениям в обстановке, умение вовремя пренебречь правилами в угоду достижению цели и представительный вид. Согласитесь, список не маленький. Несмотря на то, что Малфой кичился чистотой своей крови, он не был подвержен гордыне, так что легко отступал, когда-то было необходимо и не смущался нападать на врага с превосходящими силами. Ведь в основе его устремлений всегда была выгода, так зачем же идти на жертвы, когда можно минимизировать риски или зачем идти на риск, если цель его не оправдывает? Однако, он избегает казаться слабым, всё время показывая себя человеком самодостаточным и серьёзным, не любящим тратить время по попусту.
Несмотря на его холодную и отстранённую манеру поведения, привычку смотреть на окружающих с презрением и целый ряд спорных качеств, к его бесспорным плюсам можно отнести верность своей семье. И это тоже одна из черт, которую привило ему воспитание. Богатства, золото и власть, которую он стремиться добыть, в том числе присоединившись к Волан-де-Морту, служат не только ему, но и его семье, а в конечном счёте всё это перейдёт в руки Драко. Как глава рода Малфоев, он чувствует на себе ответственность за процветание и благополучие своего рода.
Подводя итог, можно сказать что Люциус является прекрасным воплощением тех черт, которые веками приписывались Малфоям, а также многих из тех, что приписывались слизеринцам.[/td]
[td width=5%][/td][/tr][/table]



[align=center][size=16][font=Playfair Display]БИОГРАФИЯ[/font][/size][/align]
[spoiler="[align=center]МАЛФОИ[/align] [align=center]чистокровный род, входят в список «Священных двадцати восьми»[/align]"][quote][table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td]
Этимология: слово «Malfoy» имеет древне-французское происхождение «mal foi» или «mal foy», что в переводе означает «недобросовестность» и «вероломство».
Родовой замок: особняк в Уилтшире, Великобритания.
Члены семьи: Люциус Малфой, Нарцисса Малфой, Драко Малфой.
Родственные связи: Блэки, Розье, Крэббы, Лестрейнджи, Бёрки, Гринграссы.
Род деятельности: Малфои имеют репутацию беспринципных людей, ищущих богатство и власть везде, где только возможно. Они всегда были вхожи в знатные круги, отличались богатством,
[/td]
[td]
[align=center]фамильный герб[/align]
[align=center][/align]
[align=center]«Sanctimonia vincet semper» лат.
«Милосердие всегда одержит победу»
[/align]
[/td]
[td]
аристократичностью и влиятельностью. Ходили слухи, что на протяжении нескольких веков они успешно занимались маговскими волютами и активами, что категорично отрицалось самой семьей.
Лояльность: этот древний аристократический род кичиться своей чистокровностью и с неприязнью относиться не только к маглам, но и к симпатизирующим им волшебникам, отрекается от всех членов семьи которые предали чистокровность. В войне выступил на стороне Волан-де-Морта.
[/td]
[/tr]
[/table][/quote]
История Малфоев в Великобритании начинается с Арманда Малфоя, прибывшего на остров вместе с Вильгельмом Завоевателем, во времена вторжения нормандской армии. Арманд был чистокровным волшебником, прибывшим из Франции и, хотя тому и нет достоверных доказательств, предполагается что он оказывал тайные и, почти наверняка, магические услуги, Вильгельму I, так как после воцарения Завоевателя на троне Англии в 1066 году Арманд получает лучший участок земли в графстве Уилтшир, отвоёванный у местных помещиков, на котором в дальнейшем выстраивают роскошный особняк до сих пор служащий его потомкам. Так же предполагается, что он был другом Вильгельма в дальнейшем и выпросил у него внушительную сумму золота.
Армонд был воплощением многих качеств, которые и по ныне приписываться Малфоям. В частности, их беспринципность, жажда власти и золота, так же известно о его ненависти к мглам. Амрод женился на чистокровной волшебнице.
Несмотря на страсть к чистокровности и убеждение в превосходстве волшебников над маглами, они не гнушались льстить и заискивать перед последними и в результате стаи одной из самых богатых волшебных семей Великобритании. За сотни лет Малфоям удалось расширить свои владения присоединяя земли соседей-маглов и заискивая перед королевской властью, что пополнило их сокровищницу и постоянно пополняемые коллекции новыми предметами искусства.
Исторически сложилось, что Малфои очень по-разному относились к бедным маглам и маглам наделённым богатством и властью. До 1692 года, когда был принят «Статут о секретности» и магический мир ушёл в подполье, Малфои были вхожи в знатные магловские круги и выступали против принятия данного закона, ссылаясь на то, что лишаться этой приятной сферы общественной жизни. Так же, есть основания предполагать, что Люциус Малфой I, был претендентом на руку Елизаветы I, но свадьба так и не состоялась. Некоторые историки волшебного мира предполагают, что, получив отказ, Люциус наложил на Елизавету проклятье, что вызвало её сопротивление всем последующим бракам и она так и не вышла замуж. Потомками эти слухи опровергались. На данный момент, портрет Люциуса I украшает гостиную родового поместья.
Так или иначе, руководствуясь чувством самосохранения, которым были продиктованы их действия за прошедшие соления, после принятия «Статута о секретности», Малфои порвали все свои связи с маглами, здраво рассудив, что дальнейшее сопротивление может отдалить их от столь желанной им власти и только что созданного Министерства Магии. Отказавшись от предыдущих протестов и даже отрицая их, они стали активно поддерживать Статут при том даже активнее, чем его изначальные сторонники, а также отрицали что когда-либо имели связь с маглами и уж тем более вступали с ними в брак.
Богатство Малфоев на протяжении нескольких поколений обеспечило им значительное влияние в Минестерстве, что вызывало возмущение у многих волшебников. При этом никто из семейства не стремился к роли министра, предпочитая роль приближённых в чьих руках сосредоточена реальная власть, но при этом не грозит необходимость нести ответственность за неудачи и выполнение грязной работы. В связи с чем, о них часто говорят: «вы никогда не найдете их на месте происшествия, хотя их отпечатки пальцев могут быть на всей палочке, причастной к преступлению». Независимо богатые и не испытывающие необходимости зарабатывать на жизнь, они финансово поддерживали многие избирательные компании своих кандидатов, которые, по предположениям, включали в себя плату за грязную работу, к примеру, заколдовывание оппозиции.
К маглам которые не могли предложить Малфоям ни власть, ни богатство они относились с крайним презрением. В дальнейшем, для них и большинства их поддерживающих волшебников, это привело к доктрине о чистой крови, которая в течении нескольких лет ХХ века была наиболее подходящим источником беспрепятственной власти.
С введением «Статута о секретности» Малфои не заключали браков с маглами и маглорождёнными, но в то же время опасались связывать себя с малочисленным окружением чистокровных волшебников, поскольку такие союзы были ослабленными и неуравновешенными, что, впрочем, не относилось к небольшому числу семей-фанатиков, например, Мраксов и Лестрейнджей, и в фамильном древе Малфоев появилось множество полукровок.

[align=center]Известные Малфои.[/align]
Арманд Малфой (XI век) – первый Малфой в Англии, водил дружбу с Вильгельмом Завоевателем и основал поместье в Уилтшире.
Николас Малфой (1340 год) – известно, что он пытал и подвергал страшной смерти множество маглов, а также расправился со многими капризными маглами-арендаторами прикрывшись чумой. Избежал наказания. Женился на чистокровной волшебнице.
Люциус Малфой I (XVI век) – ходили слухи о том, что он имел притязания на руку Елизоветы I, но свадьба не состоялась и Люциус проклял женщину, в результате чего она так и не вышла замуж. Малфоями сей факт отрицался.
Брутус Малфой (XVII век) – влиятельный и уважаемый волшебник прошлого, владелец антимагловского журнала «Воинствующий Колдун».
Брутус писал в журнале что: «Все, кто являются сторонниками маглов в области магии, недалеко ушли от сквибов»; «Итак, мы можем с уверенностью утверждать: всякий волшебник, проявляющий склонность к общению с маглами, в колдовстве столь слаб и жалок, что способен возвыситься в собственных глазах, лишь окружив себя магловскими свиньями»; «Пристрастие к немагическому обществу — вернейший признак магического бессилия». Мнение его потомков не сильно отличалось от приведённых цитат.
В те времена дружба с маглами призиралась широкой общественностью и журнал пользовался большой популярностью.
Септимус Малфой (XVIII век) – очень влиятельный волшебник конца восемнадцатого века. Многие утверждают, что Анктуоус Осберт, бывший десятым по счёту министром магии и занимавшим сей пост с 1789 по 1798 годы, был его марионеткой и действовал исключительно в его интересах. Враждовал со своим тёзкой Септимусом Уизли.
Абраксас Малфой ХХ век – уважаемый волшебник, отец Люциуса Малфоя, был знаком с Горацийем Слизнортом. Погиб в преклонном возрасте от драконьей оспы.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]I Детские годы[/align]"] Люциус появился на свет в родовом особняке Малфоев. Отпрыск состоятельной, знатной и чистокровной семьи, поздний и единственный ребёнок, в детстве он не знал нужды и рос в благоприятной обстановке, так что его юные годы можно считать беззаботными, по сравнению со многими другими волшебниками и волшебницами.
Как и для большинства мальчиков, в его жизни значимую роль занимал отец - Абракас Малфой. Тот приучил своего сына к мысли о том, что он особенный ведь он: во-первых, волшебник, во-вторых, чистокровный волшебник, в-третьих – Малфой. А Малфои внушали доверие в магическом обществе, обладали властью и богатствами. Так же Абракас, в течении жизни, учил сына как такую власть добывать, поддерживать и как следует держаться в обществе. Учил его всегда сохранять благоразумие, респектабельный внешний вид, демонстрирующий его положение в обществе, и поддерживать доброжелательность и хорошие отношения с правящим классом.
С обоими родителями у него установились хорошие крепкие отношения, что в дальнейшем лишь укрепило его приверженность семейным ценностям, в число которых входило не только идеи о превосходстве магов, но и такое понятие как целеустремлённость, амбициозность, чувство гордости и верность… своей семье.
Что же до круга общения вне семьи, то он держался компании исключительно проверенных чистокровных волшебников, так же веривших в превосходство чистокровных.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]II «Хогвартс»[/align]"] В 1965 году, когда Люциусу исполнилось одиннадцать лет, он получил письмо с приглашением в школу чародейства и волшебства «Хогвартс». Без сомнения, для самого мальчика это был знаменательное, пусть и весьма ожидаемое, событие. Ему не терпелось поскорее оказаться в стенах школы, о которой он столько слышал и проявить себя как волшебника. От своих магических способностей Люциус ожидал довольно много, да и мог ли чистокровный маг быть плох в магии?
Не удивительно, что с такими взглядами и воспитанием юный Люциус оказался распределён в Слизерин. К слову, так же, как и его предки. Среди остроумных, хитрых, амбициозных, целеустремлённых, гордых слизеренцев, считавших что цель оправдывает средства, стремящихся к славе, признанию и высмеивающих слабых – ему было самое место. Более того, для него это оказалось благодатной почвой, полной всяческих возможностей для реализации собственных способностей.
Быстро найдя себе место на факультете, Люциус собрал возле себя компанию таких же хитрых, идеалистичных и чистокровных слизеренцев, с которыми мог спокойно обсуждать пришествие Тёмного Лорда и, более того, желание присоединиться к нему в дальнейшем. Думаю, отвечать на вопрос «почему в его голову вдруг пришла такая идея?» – нет никакого смысла, так как, по сути, к тому, за что боролся Волан-де-Морт подводило и прошлое Малфоев, и воспитание, и атмосфера, царящая в семье.
В магии Люциус и впрямь преуспел, настолько, что привлёк внимание тогдашнего декана Слизерина Горация Слизнорта, в дальнейшем добавившего его в свою «коллекцию перспективных студентов». Хотя, есть вероятность, что Слизнорта сподвигла к этой идее не только магические способности ученика, но и его умение налаживать связи. Уже в то время у Малфоя был широкий круг знакомств, он знал всех, кого только стоило знать и никогда не тратил времени попусту на недостойных. Заведённые в то время связи, позже не раз и не два пригодились ему и окупились, местами даже сторицей.
В 1968 году, когда Люциус учился на третьем курсе, его отца заподозрили в том, что он наложил заклятье на Нобби Лича – первого маглорождённого министра магии. В связи с чем тот был вынужден снять с себя полномочия и досрочно покинуть пост. Но подозрения, естественно, остались лишь подозрениями и Абракаса Малфоя сочли невиновным. Однако, в чете Малфоев этот случай вызвал определённые волнения, не обошедшие стороной и самого Люциуса. Если бы подозрения подтвердились, доброму имени их семьи и, что важнее, влиянию был бы нанесён удар, после которого они могли и не подняться. Так что, несмотря на внешнее спокойствие семьи, призванное подкрепить мысли об их невиновности, то время запомнилось ему довольно тяжёлой давящей атмосферой ожидания дальнейших событий. Пусть тринадцатилетний мальчик, уверенный в силе и влиянии своего отца, не до конца осознавал всех опасностей ситуации и благоприятный исход не стал для него чем-то удивительным, однако сбросил с его плеч тяжкую ношу размышлений на тему «а что, если всё-таки…?». И это был единственный случай, когда он отнёсся к подобной ситуации столь легкомысленно.
В 1670, на пятом курсе, Люциус был вознаграждён за свою примерность и способности значком старосты факультета, чем был весьма горд. Хотя подобное назначение было достаточно очевидным и ожидаемым, но гордиться здесь действительно есть чем. Пожалуй, пробиться в старосты на слизерине куда сложнее, чем на других факультетах, в силу амбициозных характеров учеников и их расположенности к хитрости. Последним, к слову, Люциус и воспользовался, выслужившись перед Слизнортом который и замолвил за него очередное словечко.
В 1971 году, он первым пожимает руку первокурснику Северусу Снеггу. Этот невинный на первый взгляд жест в дальнейшем оказывается судьбоносным. Выказанное Люциусом уважение по отношению к младшему товарищу находит благодатную почву и со временем Северус входит в группу слизеринцев включавших в себя Эйвери, Мальсибера, Эваном Розье, самого Люциуса и других учеников, в дальнейшем ставших Пожирателями смерти.
В 1972 году Люциус заканчивает школу.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]III Первая магическая война[/align]"] Спустя некоторое время после выпуска Люциус Малфой действительно присоединяется к Пожирателям смерти. Со временем он становиться ближайшим помощником и правой рукой Волан-де-Морта и оказывается весьма горд своим положением и действиями. Победа Тёмного Лорда сулила семьям чистокровных волшебников ещё большую власть и уважение, она обещала поднять их на тот уровень, которого они заслуживали, в отличие от Министерства и новых взглядов, которые всё больше и больше обесценивали понятие о чистоте крови и внушали мысли о том, что маглы им практически ровня. Естественно, что последнее было не совместимо со взглядами Малфоя. Однако, присоединяясь к Тёмному Лорду, он так же не забыл учесть и расстановку сил, он действительно верил, что Волан-де-Морт способен победить в этой войне и приз в конечном счёте оправдает все риски. И в этом хитром расчёте проявился не только его идеализм, но и истинная «малфоевская» натура.
И так, оказавшись в рядах Пожирателей смерти, он со временем возглавил целый отряд, занимавшийся пытками маглов. В руки им попадали многие: мужчины, женщины, дети, старики, но никто из них так и не смог пробудить в них ни жалости, ни чувства раскаянья. По крайней мере в Люциусе уж точно. Малфой находил это грязное дело весьма занятным и действительно получал удовольствие от работы. По сути, все маглы, не зависимо от их возраста и пола, были для него грязью, с которой он, как чистокровный волшебник, мог делать всё, что заблагорассудиться.
Это опасное и неспокойное время оставило в его памяти весьма противоречивые воспоминания, где приятое смешивалось с опасностью и беспокойствами. Одними из знаменательных событий того времени были женитьба на Нарциссе Блэк и рождение Драко. С Нарциссой Люциус был знаком ещё со школы и главным образом их объединяла общность взглядов, так как Нарцисса получила очень схожее воспитание, к тому же принадлежала к знатной аристократической семье чистокровных волшебников. Всё это, без сомнения, сыграло ключевую роль в создании союза. В добавок ко всему, из них вышла очень красивая пара. В не лёгкие годы войны и в дальнейшем жена стала для него надёжным союзником и поддержкой, хоть и не присоединилась к «боевым отрядам» Волан-де-Морта, предпочтя роль хранительницы семейного очага. Что касается его отношений с Драко, то они практически полностью копировали те, что установились у Люциуса с его отцом. Так же, как и Абракас, он учил сына гордиться тем, что он волшебник, чистотой своей крови, принадлежностью к Малфоям и – даже более яро чем его отец – взращивал в нём неприязнь к маглам, нечистокровным волшебникам и тем, кто им благоволит. Так же Люциус обеспечил ему общение исключительно с чистокровными волшебниками.
В те годы для Малфоев всё складывалось очень даже неплохо, до злосчастного 31 октября 1981 года, когда Волан-де-Морт, пытаясь убить Гарри Поттера, погибает. По крайней мере в то время всё выглядело именно так. Змея, лишившаяся головы, какое-то время ещё продолжает биться в судорогах, но исход ситуации предстаёт предрешённым. Быстро определив новое направление ветра Люциус, смешивается с остальными, вышедшими из-под заклинания Империус, магами и делает всё, чтобы обелить себя и свою семью, в том числе пускает в ход и золото, делая щедрые пожертвования и давая взятки. В итоге старания окупаются и Малфои в очередной раз выходят из воды сухими.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]IV Мирные годы[/align]"] Весёлое время закончилось. Возложенные на Волан-де-Морта надежды и приложенные усилия пошли прахом. Малфой действительно искренне сожалел о его неудаче в попытке выстроить столь близкий к идеалу магический мир. Однако, теперь к власти вновь пришло Министерство, со своей лояльностью к полукровкам, маглорожденным и самим маглам, и к этому нужно было как-то приспособиться.
В мирные годы, благодаря своей дипломатичности и богатству, Малфой расширяет круг своих знакомств, не забывая поддерживать и старые связи. Из тех что были выгодными и безопасными. В то время, как оставшихся верными сторонников Волан-де-Морта одного за другим ловят и отправляют в Азкабан или же вынуждают уйти в глубокое подполье, Малфои процветают и расширяют сферу своего влияния.
Однако, не смотря на столь удачный расклад, Люциус Малфой продолжает симпатизировать убеждениям Тёмного Лорда. Воспитывает сына с мыслью о том, что победи он тогда, для них всё сложилось бы наилучшим образом, при этом не забывая объяснить, что подобные мысли понятны далеко не всем и озвучивать их при посторонних не стоит. К тому же продолжает в тайне практиковать тёмную магию и коллекционировать тёмные артефакты. Но ничего не предпринимает для возвращения Тёмного Лорда.
Всё же его лояльность к кому-либо основывалась скорее на собственной выгоде, а не на верности. Так он продолжает поддерживать отношения с бывшими Пожирателями смерти, даже тем же Игорем Каркаровым, который сдал всех приспешников Волан-де-Морта о которых только знал.
В 1980-х годах ходило множество разнообразных теорий о том, как Гарри Поттеру удавалось выжить. В частности, некоторые были убеждены, что Поттер станет следующим великим тёмным волшебником. Люциус охотно верил этим слухам, раздумывая над очередной возможностью обзавестись властью и влиянием при новом тёмном властелине магов Великобритании. Но, как мы знаем, в дальнейшем его надежды не оправдались чуть более чем полностью.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]V События времён «Филосовского камня»[/align]"] Тем временем юный Драко подрастал и со временем встал вопрос о его образовании. Люциус был намерен отправить сына в Дурмстранг в который не принимали маглорожденных волшебников и куда снисходительнее относились к практике тёмных искусств. Кроме того, директором этой школы был тот же Каркаров, а, следовательно, Малфой мог обеспечить сыну достойное покровительство. Однако, Нарцисса выступила против этой идеи. Не желая отпускать единственного сына так далеко от себя. В результате долгих споров всё же смогла уговорить мужа уступить и отправить сына в «Хогвартс», пусть и сделано это было с огромнейшей неохотой. Причин для сопротивления этому решению было предостаточно: нынешний директор Альбус Дамболдор был не только противником тёмных искусств, но ещё и крайне толерантно относился к маглам и маглорождённым. Подобное поведение представлялось Люциусу недостойным уважающего себя волшебника.
Естественно, что Люциус не хотел оставлять ситуацию как есть, тем более, что теперь там учился его единственный сын. Ставя своей целью в дальнейшем подорвать авторитет Дамболдора, он стремиться подобраться к власти в Хогвартсе. В частности, становиться членом и в последствии председателем попечительского совета. Выступает против сказки «Фонтан фей Фортуны», так как её сюжет включал в себя историю о том, как волшебница влюбилась в магла. Малфой опасался, что его сын попадёт под негативное влияние Дамблдора. К несчастью, его попытки не увенчались особым успехом.
Отдельно стоит отметить, что он был очень рад тому факту. Что Драко поступил на Слизерен.
Вернувшись домой после первого года обучения, сын рассказывает ему о знаменитом Гарри Поттере, который отверг его предложение дружбы и предпочёл компанию Рона Уизли и грязнокровки Грейнджер. Из рассказов сына Люциус понимает, что Поттер совсем не такой, каким он его представлял, во всяком случае сейчас он совершенно не походил на того тёмного волшебника, каким его рассчитывали видеть. Это вызывает в Люциусе разочарование, но всё же он пытается объяснить Драко, что не стоит враждовать с Поттером, ссылаясь на то, что Поттер покончил с Тёмным Лордом сторонником которого считался сам Люциус и это могло негативно сказаться на их семье в дальнейшем. К тому же, Поттер был самой знаменитой фигурой волшебного времени, а Малфои всегда стремились иметь с такими людьми хорошие отношения. К несчастью, сын его науке не внимает.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]VI События времён «Тайной комнаты»[/align]"] Не получив через Попечительский совет достаточно власти, Люциус Малфой решает и вовсе сместить Дамблдора с поста директора школы, а в качестве исполнителей выбирает идейных противников – Уизли. И почти добивается своей цели.
В 1992 году, он сталкивается в книжном магазине с семейством рыжеволосых волшебников, что заканчивается небольшой потасовкой. Однако своей цели Люциус достигает – подбрасывает в котёл Джинни Уизли денник Тома Реддла. Теперь всё что ему оставалось – выжидать удобного момента.
События разворачиваются довольно предсказуемо: Тайная комната оказывается открыта, маглорожденные оказываются под угрозой смерти и лишь чудом никто из них не умирает. Авторитет Дамблдора оказывается под угрозой, а когда выясниться, что в деле была замешена Джинни, опозорен окажется ещё и Артур Уизли, который, помимо прочего, был доверенным человеком Дамблдора. Малфой торжествует.
Когда школа оказывается на грани закрытия он подкупает и запугивает остальных попечителей, вынуждая их подписать требование об отставке Дамблдора, после чего не отказывает себе в удовольствии лично вручить документ. Место директора занимает Миневра Макгонагалл и тут всё идёт прахом.
Планы срывает знаменитый Гарри Поттер. Каким-то чудом двенадцатилетний мальчишка умудряется убить Василиска, уничтожить кристраж и спасти Джинни Уизли. Но этим список его побед не заканчивается: он приносит заколдованный дневник Дамблдору, чем доказывает невиновность Джинни и срывает план Люциуса по увольнению Артура. Пусть и не имея доказательств Поттер догадывается как дневник оказался у неё и – самое неприятное – хитростью умудряется вызволить эльфа домовика Добби. После всех обозначенных выше событий Люциус оказывается крайне разгневан и не просто разочаровывается в Поттере, но и застраивает на него злобу.
Позже в 1993 году, Люциус Малфой оказывается исключён из совета попечителей.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]VII События времён «Узника Азкабана»[/align]"] В течении 1993-1994 учебного года Драко Малфой подвергается нападению гиппогрифа. Естественно Люциус не оставляет данный инцидент без внимания и в ответ немедля разворачивает тяжбу, добиваясь умерщвления опасного животного.
Изначально, случай нападения разбирал попечительский совет. Приняв заверения Дамболдора о том, что гиппогриф был спровоцирован и Хагрид сделал всё, чтобы защитить мальчика, попечители сочли учителя по уходу за магическими существами невиновным. Однако, поданная Люциусом жалоба осложнила ситуацию и дело передали в Комиссию по обезвреживанию опасных животных.
Задействовав связи и надавив на Комиссию, Люциус смог разрешить дело ещё до начала суда и в итоге Клювокрыла приговорили к смертной казни.
Хагрид подал апелляцию, которая была назначена на конец июня. Но в обозначенный срок, прямо в Хогвартс, помимо представителя Комиссии и министра магии Корнелиуса Фаджа прибыл ещё и палач Уолден Макнейр, что вновь намекало на ожидаемый исход дела. Так и вышло.
Однако, гиппогриф умудряется сбежать прямо перед казнью – сам или ему кто-то помог, так и не удаться выяснить. Во всяком случае виновных не находят, и Люциус в итоге оказывается крайне недоволен подобным исходом.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]VIII События времён «Кубка огня»[/align]"] 1994-1995 года запомнились рядом знаменательных событий, которые не минули чету Малфоев, а одному из них они даже поспособствовали, но всё по порядку.
Для начала, 1994 год был знаменателен для магов Великобритании чемпионатом мира по квиддичу, где сошлись команды Ирландии и Болгарии. В итоге всё семейство Малфоев, в ожидании чемпионата, оказалось в палаточном лагере, разместившись с редкостным комфортом. Как в то время заметил Артур Уизли, маги действительно любили распускать перья на сборищах и это не в последнюю очередь относилось к Малфоям, расположившимся в роскошном, похожей на небольшой дворец, палатке их полосатого шёлка возле которой прогуливались живые павлины. Так что ожидание матча для них прошло в действительно очень уютной обстановке… и интересной компании.
Впрочем, чуть позже тот же Артур со всем его многочисленным выводком умудрился несколько подпортить настроение Люциусу, явившись в министерскую ложу. Однако, при Фадже Малфой не стал проявлять свою неприязнь и сосредоточился на матче.
Игра выдалась крайне занимательной, но запомнилась совсем не этим. В разгар празднования Люциус и та интересная компания, с которой он проводил на кануне время, решила вновь надеть костюмы Пожирателей смерти и устроить дебош. Инициатором, естественно, был сам Люциус, а больше всех в этой кутерьме пострадала семья маглов. Группа пожирателей смерти жгла палатки, сеяла хаос и успела нанести не малый вред прежде, чем на небе возникла «Чёрная метка».
Удивительно, но её появление напугало Пожирателей и те исчезли раньше, чем на место явились люди из министерства, стоило только понять, что никто из них не был её автором. Никто из учувствовавших в дебоше пойман не был. Но появление Метки стало… беспокойным знаком.
О проводимом в Хогвартсе Турнире трёх волшебников Люциус знал заранее, но для Драко ограничился лишь намёком. В то время, как не малая часть волшебного мира следила за событиями в Хогвартсе, Люциус больше был обеспокоен теми небольшими и малозаметными знаками, которые намекали на грядущее возвращение Тёмного Лорда.
Поверить в то, что давние и почти забытые слухи о грядущем возвращении Волан-де-Морта поверить было не так-то просто, но всё же Люциус оказался готов к такому повороту событий. Когда повелитель призвал своих сторонников он живо откликнулся на зов и был свидетелем дуэли Тёмного Лорда и Поттера.
После он вновь занимает место правой руки Тёмного Лорда.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]IX События «Ордена Феникса»[/align]"] Вновь присоединившись к Пожирателям смерти Люциус Малфой оказался для Тёмного Лорда ничуть не менее полезным чем во времена Первой магической войны и определённо полезнее многих его предыдущих соратников. Как уже упоминалось, сославшись на то, что он действовал под заклинанием Империус Люциус сохранил и расширил своё влияние и имел необходимую власть в министерстве.
Продолжая расширять и укреплять связи с нужными людьми, используя всю ту же природную хитрость, золото и, по необходимости, угрозы Люциус добывал для Тёмного Лорда необходимые сведенья и влиял на деятельность министерства поддерживая тех, что выставлял Дамблдора сумасшедшим, а Гарри Поттера – лгуном. Так же крайней полезно было подпитывать заблуждения Фаджа, относительно угрозы его положению исходившей от всё того же Дамблдора.
Был ли Люциус Малфой рад возвращению Лорда Волан-де-Морта? Да. При Тёмном Лорде ему было весьма комфортно. Но если бы ему предоставили возможность, пожалуй, он предпочёл бы наблюдать и выжидать, оценивая силы и пытаясь понять на чью сторону в конце концов склониться чаша весов. Ведь он всегда в первую очередь искал выгоды и предпочитал ставить на победителя. Но, увы, его предшествующие действия лишили его выбора в настоящем. Он слишком хорошо знал Волан-де-Морта и тех, кто ему служит, чтобы не догадываться чем всё обернётся для него и его семьи, реши он ответить отказом, в случае победы Тёмного Лорда. К тому же слишком погряз в их делах. В этом случае на свет могло выплыть истина о его прошлом, и он потерял бы всё. Та же участь ожидала его реши он бежать вместе с семьей, подобно Каркарову. Как мы видим, единственным разумным решением с его стороны было поддержать Волан-де-Морта и сделать всё, чтобы Тёмный Лорд победил в войне.
К тому же, всё то, что сулила чистокровным семьям его победа по-прежнему было достаточно привлекательно, чтобы рискнуть ради этого. Другое дело, что в этот раз риск казался существенно выше, чем в первый и всё же на стороне Пожирателей было преимущество, подаренное им действами министерства. Кроме того, Люциус вновь оказался среди приближённых Тёмного Лорда, что сулило дополнительны выгоды у будущем.
В конце концов все его старания вылились в ответственную, судьбоносную и, к большому сожалению, роковую задачу по добыче пророчества. Хитроумный план Волан-де-Морта сработал просто прекрасно, и одураченный Поттер оказался в Отделе Тайн. Всё что требовалось от группы, которую возглавлял Люциус Малфой – забрать пророчество из рук мальчишки. Однако, на тот момент Люциус уже прекрасно понимал, что всё, что касается Поттера не может быть просто. Несмотря на все приложенные им усилия по попытке забрать пророчество, а затем по координации действий Пожирателей смерти он потерпел поражение.
Поттер в начале ускользнул из западни, затем завязалась битва и, как бы это ни прозвучало странным, обезвредить друзей Гарри оказалось не многим проще самого Гарри, хотя речь шла о пятикурсниках и уже взрослых состоявшихся волшебниках. Так или иначе, вскоре на место действия явились члены Ордена Феникса, и беготня за школьниками по всему Отделу Тайн, вылилась в битву в «Комнате смерти», где и было уничтожено пророчество.
Впрочем, дальше всё обернулось ещё хуже. На место событий явился Дамблдор, о возвращении Тёмного Лорда становиться известно министру магии, который уже не мог отрицать этого факта, а, следовательно, вскоре становиться известно и всему миру, и Люциус Малфой, вместе с другими одиннадцатью Пожирателями смерти оказывается арестован и отправлен в Азкабан.[/spoiler]
[spoiler="[align=center]X События «Принца полукровки»[/align]"] Спустя время Люциус, вместе с остальными Пожирателями, был освобождён из Азкабана Тёмным Лордом и оказался в опале. Провал в министерстве, уничтожение Дневника, оказавшегося кристражем, к тому же, теперь, когда стало известно о его службе Тёмному Лорду он потерял почти все свои связи и власть в министерстве. Словом, стал куда менее полезен чем раньше. Кроме того, его родовое поместье становится штаб-квартирой Пожирателей смерти, и эта честь не так, чтобы очень радует хозяина дома. Впрочем, этих чувств он выражать не спешил.
Но, словно всего этого было мало, Тёмный Лорд даёт его сыну Драко заведомо невыполнимое задание – убить Дамблдора и, в случае неудачи, мальчик обязан был поплатиться головой. Этот факт мягко говоря заставляет Люциуса нервничать.
Благо, дело заканчивается более или менее удачно – Дамблдор оказывается убит, пусть и не рукой Драко. Однако, произошедшее подталкивает Люциуса Малфоя на опасный шаг. В начале марта 1997 года он тайно связаться с Руфусом Скримджером и стать двойным агентом. Скримджер обещает помощь семейству Малфоев в обмен на информацию.[/spoiler]



[table layout=fixed width=100%][tr][td width=5%][/td]
[td][align=center][size=16][font=Playfair Display]УМЕНИЯ[/font][/size][/align]
Люциус получил прекрасное образование в школе чародейства и волшебства Хогвартс, где уже тогда выгодно отличился магическими способностями. Ему доступен широкий спектр заклинаний, начиная от обычных «бытовых» заклятий и заканчивая боевыми. Последние следует отметить отдельно – Малфой старший зарекомендовал себя хорошим бойцом и имеет приличный стаж, который был наработан ещё во времена первой магической войны.
Помимо обычных заклятий в его арсенале так же есть и заклинания тёмной магии, которую он продолжал практиковать даже после падения Волан-де-Морта. Имеет не малый опыт применения непростительных заклинаний, в особенности – «Круциатус».
Неплохо разбирается в магических артефактах, которые коллекционирует. Неплохо владеет зельевареньем, хотя в серьёзных делах предпочитает опираться на своего друга Северуса Снегга.
Как чистокровный маг имеет глубокое знание магического мира и его обитателей, по сравнению, к примеру, маглорожденными или росшими с маглами волшебниками.[/td]
[td width=5%][/td][/tr][/table]

[table layout=fixed width=100%][tr valign=top]
[td][size=14][font=Playfair Display]› Связь с вами:[/font][/size]
ICQ: 440449763[/td]
[td][size=14][font=Playfair Display]› Как вы нашли нас?[/font][/size]
Через соигрока.[/td]
[/tr]
[/table]

[spoiler="[align=center]Написано для ролевой по «Сильмариллиону»
[size=8]Мой любимый пост[/size][/align]"]
В узилищах Ангбандских темниц томилось дитя самого большого разочарования в его жизни. Один из тех, кто стоял во главе Исхода и печально известно братоубийственной сечи. Файгон не видел, как связанного Маэдроса под победный гогот и сквернословия орков, покрытого позором, тащили по Твердыне, пока не заперли в самой мрачной и затхлой камере. Не хотел видеть. Эльфа долгое время не трогали, но после того как ультиматум Мелькора был отвергнут за пленного взялись мастера тёмного и кровавого искусства. Вопли неугодных в их руках всегда разносились по всем темницам и служили им лучше всяких рекомендаций. Майа было интересно смогут ли они заставить вопить сына Феанора, доведут ли его голос до хрипа, застынет ли его боль осколком эха в этих стенах. И гонимый этим интересном он порой спускался вниз, неслышно и невидимо, застывал у самых дверей, ждал и слушал. А затем так же уходил, возвращаясь к делам.
Его порыв можно было бы назвать ненавистью, а в сердце заподозрить запрятанный гнев. Точно единственную горячую искру в его душе – ярость на тех, кто стал последней каплей. Но всякий кто допускал столь соблазнительные мысли - ошибался. Впустив в свою душу мелодию вех вьюг Средиземья, песню дичайшего холода Вздыбленных Льдов, он навсегда утратил огонь, рождающий подобные чувства. Хотя, ещё в прошлой жизни, он и пылал в нём до боли. На самом же деле Рингара вело любопытство. Можно ли сделать этому эльфу так же больно, как было ему тогда?...
Но одних дежурств у двери ему было мало. Наслушавшись, он понял, что пора уже начинать говорить, а сказать ему было что. Время было его противником. Зная Моргота можно предположить, что очень скоро Маэдроса будет ждать нечто большее, чем пытки. И кто знает, когда у него появиться второй шанс? Арда редко улыбалась им.
Камера, в которой сидел эльф, была воистину отвратительна. Достаточно просторная, но он был единственным гостем. Воздух пропитался запахом плесени, и быть может, не двигался с место с самого основания Тёмной обители. Его окружал мрак и тишина, в которой невозможно было уловить течение времени. Камни сочились липкой зеленоватой влагой, а грубо отёсанные камни были холодны. За массивной дверью стояли двое стражников, но они почти никогда не резали воздух грубыми словами на Чёрном Наречии. Лязг стали порой извещал о том, что они ещё здесь и не спят, но столь редкий точно за стеной стояли не орки, а стража Её Величества – Английской Королевы. Крепко натасканные оловянные солдатики Мелькора…
И сегодня у них отпала челюсть… правда нолдо не мог этого видеть. Вместо этого он мог расслышать невесомые, точно эльфийские, шаги и мягкий нежный голос:
- Оставьте нас, - попросил майар.
Какое-то время висела пауза, а затем быстро удаляющийся лязг доспех. Один орк задержался на мгновение, покряхтел, зашумела связка ключей и вновь воцарилась тишина. Незнакомец приблизился к двери, тонкие пальцы легко и почти неуловимо тихо перебирали большую связку тяжелых ключей, пока один из них не оказался в скважине. Дверь отварилась.
Существо, стоявшее перед ним, было столь же прекрасным как эльф, черты его были острыми и при этом плавными. Глаза сияли лазурным светом, а белоснежные волосы ловили на себе отсветы окружающего его мрака, что делало их похожими на сталь или серебро. В тонких бледных пальцах было кольцо ключей, открытой ладонью другой руки он оттолкнул от себя дверь, а затем поспешил закрыть её за собой. Но мрак больше не грозил отпрыску Феанора – от кожи Милиахона исходило лёгкое сияние, позволяющее разглядеть его длинные синие одежды, струящиеся вниз подобно водным потокам. Он был призраком, диким видением навеянным болью и страданиями, голодом и усталостью. Чем-то не реальным… но в нём не звучало Мелодии Амана. Даже свет, исходивший от него, был каким-то колючим по своей структуре. Так сияли ледяные пустыни Вздыбленных Льдов, когда утихали бури, и их заливало звёздное сияние.
- Маэдрос, - позвало видение, точно желавшее подтвердить свою реальность. Сделав несколько шагов, майа опустился перед ним на корточки и заглянул в лицо, пробежался взглядом по растрепанным волосам, по щекам и скулам, по острому носу и разбитым губам, остановился напротив глаз. Лицо демона, точно высеченное из глыбы льда умелым мастером, не позволяло понять доволен он увиденным или огорчён, потому что ничего не выражало. Лишь в холодных льдинках глаз крылось что-то тщательно скрываемое. – Я надеюсь тебе больно?
Ни один мускул ни один мускул на его лице не дрогнул.[/spoiler]



[align=center][size=16][font=Playfair Display]ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ[/font][/size][/align]
[quote]* - «Джоан Роулинг говорила, что никто из Пожирателей смерти кроме Северуса Снегга не может сотворить эти чары». (ru.harrypotter.wikia.com)[/quote]
[spoiler="[align=center]Родовое поместье Малфоев**[/align]"][align=center][/align]
Это четырёхэтажное здание с небольшими, симметрично расположенными, башнями, включающее в себя обширные прилегающие земли и парк. К особняку ведёт широкая подъездная дорога, окружённая высокой живой изгородью, на входе высокие кованные ворота, сделанные из чугуна в виде фигурной решётки. Ворота заколдованы таким образом, что при воздействии на них абстрактный узор меняет своё положение складываясь в свирепого вида лицо, спрашивающее о цели посещения неприятным лязгающим голосом. Позже на них было наложено заклинание, позволяющее Пожирателям Смерти проходить сквозь ворота, всего лишь взмахнув левой рукой с меткой, так, словно их нет. Внутри дорога обсажена густыми тисами, за ними располагается фонтан.
[img=float:left]pp.vk.me/c837325/v837325404/a286/-VmsKMgIThk.jp...[/img]
Интерьер дома выполнен в классическом стиле, обставлен роскошной мебелью и предметами искусства. Из комнат можно отдельно упомянуть большой зал, трапезную на двадцать человек. Отдельно стоит упомянуть обширные подземелья, обладающие не только крепкими дверями, но и антимагической защитой. Что намекает на то, что при постройке подвал мог задумывался как узилище.
[img=float:right]pp.vk.me/c837325/v837325404/a2aa/sy3F5UvCUb0.jp...[/img]

[spoiler="Фотографии"][align=center]





[/align][/spoiler][/spoiler]