01:58 

Г.Р. Джорг
ФБ тупит тогда, когда он так нужен. Оставлю это здесь, на всякий-случай, а то комп в очередной раз "приболел" и я ему не вполне доверяю.
Терпеть не могу переписывать главы. При том что эта мне нравиться...

2 Глава
Конец железного прута был совершенно белым, а выше становился ярко-оранжевым и слабо светился изнутри. Железо коснулось тонкой кожи на руке, и она тот час же сгорела обугливаясь, круглые, явственно проступающие, вены лопнули и из низ толчками начала выливаться кровь. Фаланаамо громко закричал и крик этот эхом отдался в огромных чёрных сводах подземелья, и ужасом в любом слышавшем его человеке.
- Говори, - потребовал палач.
- Я ничего не знаю! – прохрипел в ответ старик сорвавшимся голосом. – Прошу вас, хватит…
Палач, высокий тощий эльф, весь облачённый в чёрное кроме широкого белоснежного фартука, на котором красовались яркие пятная крови, отнял от руки прут и взялся за лежавшие на подносе иглы. Поднёс одну к свечке давая хорошенько нагреться.
- Не знаешь? – он искривил красивые губы в скептичной усмешке. – Мне кажется ты просто забыл… Но ничего, у меня есть от этого хорошее лекарство, вот оно…
Продемонстрировав Фаланаамо горячую иглу он довольно улыбнулся и приблизившись, обхватил его за лицо, нагнулся.
- Не-е-е-е-е-е-ет! – завопил старик принимаясь метаться в железном кресле и греметь стягивающими его путами. – Не надо! Прошу вас!! Нет!!!
Но палач не слушал, он поднёс иглу к его лицу и…
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! – завопил Велос и проснувшись от собственного крика рывком сел.
Со всех сторон на него обрушились тишина и мрак. Никаких страшных огней мрачного подземелья, никаких холодных камней и жёсткого железа. Лишь мягкая точно пух кровать и непроглядная, из-за плотно закрытого полога, темнота вокруг. И всё же искажённое ужасом лицо отца так и стояло у него перед глазами – широко распахнутые красные глаза, влажные от слёз щёки, побледневшая от ужаса и боли кожа, искривлённые в крике боли губы. Юноша почувствовал, что его трясёт и принялся поглаживать себя по плечам, стараясь успокоиться. Стук сердца отдавался у него в ушах, он шумно дышал и весь взмок. «Всё хорошо, это просто сон, - говорил он себе. – Не думай об этом, не думай…» И всё же после такого желание спать покинуло его окончательно. После разговора с Даверлосом он уже вскакивал этой ночью с постели, наглядевшись на всякие ужасы, и теперь не хотел предпринимать ещё одну попытку. Уж лучше совсем перестать спать, чем вновь хоть раз услышать отчаянные вопли отца.
Сев на край кровати он одёрнул полог, вдохнул прохладного воздуха, потёр влажный лоб, убирая с лица прилипшие к коже мелкие прядки и с жадностью прильнул к стоявшему рядом кубку с водой. Та прокатилась по его горлу освежающим живительным потоком, напоминая о реальном мире и вытаскивая из власти снов. Переведя дыхание юноша поднялся и выглянул сквозь большие окна – всё ещё было довольно поздно, около двух или трёх часов ночи, серпы лун неспешно двигались по небу, озаряя серебристыми отблесками стоявшие в саду деревья и траву, заставляя поверхность грязной реки искриться. И что он теперь будет делать посреди ночи? И не мог же он проснутся всего на два-три часа позже, тогда солнце уже поднялось бы, а так к двенадцати его наверняка свалит сон, а если не свалит, то он будет походить на поднятого некромантом мертвеца, неприкаянно шатающегося от одной точки к другой с осунувшимся лицом, лишённым даже тени интеллекта. А ему так было нельзя… нельзя так просто тратить время, когда его осталось так мало.
Даверлос.
Точно, он ведь из-за его рассказа теперь не может спокойно спать! Да и если ему предстоит провести пару часов на ногах, пусть уж талморец будет рядом. Рассудив подобным образом Велос покинул свою комнату и прямо так, в одной лишь тонкой и длинной ночной рубашке, направился в его комнату.
Естественно, что в столь поздний час мужчина спал. Тихо пробравшись в его комнату Ларвелос застал его в постели, обнажённым и уткнувшимся лицом в бледно-голубую подушку. Тёплое одеяло оказалось на половину сброшено и были видны его широкие плечи, лопатки и крепкая спина. Немного постояв и полюбовавшись таким спокойным умиротворённым возлюбленным, тем самым отогнав последние отголоски жуткого кошмара он приблизился к Даверлосу и осторожно потряс его за плечо.
- Г-н Норалл… Проснитесь пожалуйста.
Мужчина пошевелился, вздрогнул и быстро оторвав голову от подушки всмотрелся в его лицо, щуря изумрудные глаза.
- Лар? Что ты здесь делаешь?
Вид у него был сонный, речь неспешная, а взгляд затуманенный. Велосу стало немного неловко за свой поступок.
- Простите, - первым делом произнёс он и виновато растянул губы в некоем подобии улыбки. – Я не хотел вас беспокоить, но после того что вы рассказали о моём отце, мне сняться жуткие кошмары. Я уже в четвёртый раз вскакиваю с криком. И я подумал… может вы позволите мне остаться возле вас и попытаться отоспаться?
За время его недолгих объяснений талморец немного очухался и смотрел уже более осмысленно. Рассказ заставил его недовольно поджать губы. С ответом он медлил, размышляя и точно ища подвох. Юноша заволновался.
- Ладно, - кивнул он наконец. – Но только на одну ночь. И будь добр спать спокойно…
Велос просиял в счастливой улыбке и обойдя кровать быстро юркнул под одеяло, прижался к боку мужчины крепко обнимая его одной рукой и заёрзал устраиваясь на жёстком плече.
- А ты не можешь спать на другой стороне кровати? – сонно пробормотал Даверлос не отнимая головы от подушки. – Мне и без тебя жарко…
Огорчённо нахмурившись Велос помедлил. Ему казалось, что возлюбленный в этот миг не был с ним искренен, но всё же отстранился и, устроившись совсем близко, прикрыл глаза. «Ну и пусть, - вновь рассудил он так же легко, как тогда в бассейне. – Зато он совсем рядом, а не где-то там. И сегодня мы будем спать в одной постели.»
Тепло и осознание близости чужого тела долго волновали кровь не давая уснуть. Не открывая глаз он вслушивался в ровное дыхание мужчины, считая вдохи и выдохи, наслаждался запахом чужого тела, который теперь окружал его со всех сторон, словно обволакивая, и невольно улыбался. Его задумка сработала и он, погрузившись в сон, больше не видел жутких камер и бледного палача, сон оказался столь глубоким, что очнувшись он не вспомнил что ему снилось, но ощутил себя выспавшимся и полным сил, хотя по воле судьбы проснулся очень рано.
Лучик восходящего солнца пробрался сквозь неплотно закрытые шторы и ударил прямо в глаза. Веслос недовольно поморщился и прикрылся рукой, обнаруживая себя спящим на груди Норалла. Возлюбленный не возражал. Он продолжал спать на спине раскинув ноги, свесив одну руку с кровати, а другую забросив на подушку. Приподнявшись на локте юноша залюбовался им. Осторожными движениями он снял с его лица несколько прядей, погладил крепкую грудь, коснулся проступающих на животе квадратных мышц. Эта свобода и безнаказанность быстро возбудили его, подталкивая ко всё более смелым действиям, и он осторожно начал гадить любимого, то и дело поглядывая не измениться ли он в лице, но нет. Талморец оставался спокоен, точно и не чувствовал его прикосновений. Довольный этим Ларвелос вновь опустился ему на грудь, прижал ухо к боку, вслушиваясь в ровное биение сердца, и запустил руку в штаны. Разу уж он так рано проснулся, а Норалл так крепко спит он решил, что если будет тих и осторожен, то большого вреда из этого не выйдет. Встал он рано, так что потом мог сбегать переодеться, привести себя в порядок и вернуться. Одни Восемь знают, когда ему представиться второй такой шанс. Но едва закрыв глаза и погрузившись в мечты он остановился. Рука его дрогнула, а лицо приняло серьёзное задумчивое выражение…
«Нет, я не могу – сказал он себе. – Это будет не совсем хорошо и не очень честно… Но неужели я не имею права попробовать? Может стоит просто разбудить его и попросить? Но он наверняка откажет… Однако, иначе это ведь изнасилование…» Поморщившись от столь грозного слова Велос открыл глаза и, вытянув руку из штанов, вновь приподнялся заглядывая в лицо Даверлоса. «Но я так люблю его… что если он так и не согласиться провести со мной ночь? Он ведь обещал подумать… я просто подстегну его немного…» Помедлив в нерешительности он всё же опустил руку ему на живот, в том самом месте где его прикрывало одеяло и осторожно скользнул под ткань. Наткнулся пальцами на штаны и повернув голову опасливо заглянул ему в лицо. Мужчина продолжал спать как ни в чём не бывало, и он решился запустить руку в штаны. Быстро нащупал нежную бархатистую кожу и мягкие складки, упругий и податливый ствол и более твёрдую головку. Пройдясь рукой по всему мужскому корню он сжал пальцы и принялся неспешно работать рукой, внимательно наблюдая за выражением лица мужчины и боясь наделать лишнего шума. Прилив охватившего его возбуждения подстёгивал к дальнейшим действиям не давая отступить. «Я просто подтолкну вас к принятию решения… - говорил он себе. – Если я начну, то вы ведь не станете отказываться и прерывать поток удовольствия, не так ли?» Вскоре под пальцами за пульсировало.
Достигнув нужной твёрдости Велос сел и отбросил одеяло, осторожно расшнуровал штаны и вытащил наружу затвердевшее естество, сбросил с себя рубашку. План казался ему простым: сейчас они должны были заняться любовью, г-н Норалл в какой-то момент проснётся и не станет ему отказывать. Почему не станет? А какой в этом смысл если они уже делают это и невинности он, Велос, уже лишён. Зачем отказывать тому, кому вероятно осталось жить не так много и кому ты уже обещал подумать над согласием заняться этим самым. Остаётся только смириться и продолжать. Да и он сам не позволит просто так взять и прерваться. Ларвелосу казалось, что он учёл всё, но его подвела неопытность и нехватка знания.
Раздевшись он удобно устроился над ним, опасливо покосившись на край кровати, возле которого находилось одно колено. Тут не хватало немного места и пришлось постараться, чтобы обрести надёжную опору с этого бока и понервничать опасаясь разбудить Даверлоса. Но наконец дело было сделано и взяв в руки его уд он осторожно поднёс головку к своим ягодицам. Ему казалось, что в этом нет ничего сложного, просто ввести это в себя и начать двигаться. Как бы не так…
Не подозревая ни о каком подвохе он решительно опустился и в ответ получил взрыв боли внутри живота. Его глаза широко распахнулись от удивления, но в большей степени от боли. Давя вскрик он прижал ладони ко рту и шумно засопел гоняя воздух сквозь раздувающиеся ноздри. На глаза навернулись слёзы. Он умудрился ввести в себя уд почти на половину и теперь чувствовал его в себе как острый кол – жёсткий, сухой, натянувший внутренности почти до разрыва. Как на то можно было сесть?! Мышцы живота сильно напрягись сопротивляясь вторжению. «Нужно опуститься ниже? – с ужасом подумал он. – Нет, я не могу, нет…»
Тут уже Даверлос не остался безучастным. Юноша со страхом взглянул на то как он поморщился, пошевелил рукой и в конце концов его ресницы дрогнули. «Я же всё испортил! – осознал он с ужасом. – Теперь он точно не согласиться иметь со мной дела, никогда!» Мужчина открыл глаза и рывком поднялся в тот самый момент, когда юноша практически уговорил себя опуститься ниже. Сильные руки сжали его бока подобно клещам. Сопротивляясь он напряг ноги.
- Дурак! – рыкнул на него Норалл, напрягаясь сильнее. – Отпусти, это делают не так!
Юноша до конца даже не понимал зачем он сопротивляется, но ему казалось, что он должен, иначе случиться что-то плохое. Но талморец тянул всё сильнее и сильнее, продолжая одновременно ругать его и уговаривать, покуда ствол весь не вышел наружу, тогда уж Ларвелос не утерпел и тихо заплакал от боли. Казалось теперь он больше никогда в жизни не сможет сесть. Должно быть жалко он смотрелся в этот момент, вися в руках эльфа точно тряпичная кукла. И в связи с открывшимся он совершенно не понимал почему всё произошло именно так. Так уж вышло что он в своё время прознал о том, что подобным некоторые зрелые мужчины заниматься с совсем юными мальчиками. Это ужасно осуждалось, но он знал, что такое бывает и знал, что он намного старше этих мальчишек, но тогда почему всё так случилось? Неужели он совсем не подходил для этого дела? Что если всё это из-за его многочисленных болезней?! Может поэтому Норалл всячески избегал его? Может он знал, что ему будет очень больно, что он не сможет… Его начала охватывать паника.
- Я смогу. Я потерплю. Я правда смогу, - лепетал он даже не слыша всю ту ругань которую обрушивал на него разгневанный Даверлос. – Дайте мне ещё один шанс. Пожалуйста, я потреплю! Я так люблю вас! Я так этого хочу!
После его крика мужчина замолчал и, вытянув ноги, опустил его, устраивая так, что пострадавшая часть оказалась в зазоре меж ними, а потому болела от сидения не так сильно, как могла бы. Велос со страхом смотрел в его серьёзное лицо, но, казалось, пока он не спешил продолжать ругаться. Перегнувшись через его плечо он провёл пальцами меж ягодиц, и юноша ощутил, как он размазал пальцами что-то скользкое.
- Сильно болит? – поинтересовался он.
- Я потерплю, - повторил Велос. – Я правда смогу, я же даже не кричал. Я просто не ожидал…
Даверлос тяжело вздохнул в ответ и взглянув на свои пальцы недовольно поморщился. «Там ведь кровь…» - понял Велос чувствуя, как внутри всё наполняется чем-то скользким и тёплым, как оно осторожно сползает по его бёдрам и касаться чужих ног, как всё внутри ноет. Неожиданно его уха достиг тихий звон, боль начала стремительно отступать, и он почувствовал себя значительно лучше. «Школа Восстановления,» - понял он. Исцеляющие заклинание быстро привело его в порядок и мужчина, закончив, потянулся к прикроватной тумбе, достал оттуда небольшое полотенце для рук и принялся за ним ухаживать, осторожно вытирая вытекающую кровь. Юноша же всё это время сидел молча, обхватив себя за худые плечи, с виноватым видом и не решался начать разговора. Наконец кровь вся вышла и талморец бросил полотенце на пол. Предварительно хорошенькое его свернув, от чего он не мог понять, как много крови он потерял.
- Ты хоть представляешь себе, как я сейчас на тебя зол? – холодно заметил Даверлос.
В его словах словно бы совсем не было чувства, но именно это и напугало Ларвелоса больше всего. Казалось он стал совершенно безразличен талморцу после этой выходки и тот теперь потерял к нему единственные имевшиеся крохи симпатии. Юноша шумно сглотнул вместо ответа.
- Ладно… - вздохнул Даверлос. – Хватит с тебя на сегодня. Но учти, что я больше тебе не верю, ты обещал спокойно спать, а вместо этого устроил… я даже не знаю, как это назвать.
«Не-ет…» - шумно всхлипнул Велос уткнулся ему в грудь и крепко обнял.
- Я больше не буду… обещаю… я не хотел…
Мужчина усмехнулся легко отстраняя его от себя и наградил взглядом столь холодным что юноша поёжился.
- Не хотел? Как по мне, то напротив, хотел слишком сильно.
- Я не знал, что мне будет так больно, я хотел сделать приятное нам обоим… Я… не знаю почему так вышло. Что со мной не так. Не знаю почему мне было больно… Но… но я готов потерпеть ради вас.
В ответ талморец усмехнулся и отвёл глаза, поднимаясь с постели и заправляя почти расслабленный уд в штаны. Направился к стоявшему у стола стулу, снимая с его спинки одежду.
- Всё с тобой так, - наконец ответил он, облачаясь в свои привычную тёмную форму. – Просто это делают по-другому…
Его слова принесли заметное облегчение. «Так значит дело не во мне?» - Весло сразу оживился.
- А как тогда? – спросил он в оживлении подходя к краю кровати и хватаясь за спинку. – Что я сделал неправильно?
- Может быть узнаешь… - бросил он в полголоса накидывая на плечи мантию и с удивительной быстротой застёгивая пуговицы.
«Может быть?» - испуганно повторил про себя Велос опускаясь на кровать и растерянно глядя в след уходящему талморцу. «Может… Быть…»

URL
   

Подземелья Хоаса

главная