Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:07 

«Родиться, умереть и родиться вновь»

Г.Р. Джорг
«Присмотрись к пустоте меж звёзд, не верь, что там ничего нет, это не так. Сейчас ты ничего не видишь, но там спрятан целый мир – изменчивый и коварный, полный злых и жестоких тварей. Но хуже всех – шестнадцать Принцев, и горе тем смертным что решились связаться с ними. Забвение самое подходящее название для этого мира, оно говорит нам о том, куда приводит этот путь…»



4Э 205 года, 2-е месяца Месяц Восхода солнца.
ОБЛИВИОН.


Маннимарко и Клваикус Вайл

- Встречаем? Нового Принца?! Полупринца??? Эм… Даэдрота?
- Во всяком случае это должно быть забавно! Не каждый день к нам заявляются столь необычные и редкие гости.
- Этот смертный не может быть равен нам! Его присутствие здесь оскорбительно! С какой стати?! Что он вообще здесь делает?!
- Брат, зачем так кричать? Разве так встречают гостей? Давай покажем ему как жарко бывает в Обливионе!
- Маннимарко… Нет. Здесь его ждёт только холод…


Маннимарко так надоел Нирну что его изгнали в Обливион. Но кто им сказал, что ему тут будут рады?

ПРОБНАЯ ИГРА

@темы: игра

URL
Комментарии
2015-12-26 в 12:54 

Г.Р. Джорг
Никто не удивиться если он решит, что мёртв.
Мутные воды Обливиона черны – протяни руку вперёд, и ты не увидишь собственного локтя. Здесь нет ни верха, ни низа. Нет никаких звуков и ощущений. Время здесь течёт по-особому – для даэдра, урождённых жителей этого страшного мира, пребывание здесь то же, что нахождение в углу для ребёнка. Неприятно… но куда больше – унизительно. Они родились и живут с совершенно иным времяощущением, ведь они бессмертны. Но смертные, чей разум не способен просто так взять и перейти в режим ожидания на двести-триста лет, время как правило замедляется. Они чувствуют себя похороненными заживо, они бояться и паникуют, сходят сума. Тени, которые со временем появляться, шокируют их. Демоны, такие же мёртвые как и он, плывут в потоках и порой оказываются так близко, что их становиться возможным различить. Лики их разнообразны: от уродливых, до обворожительно прекрасных; гримасы, которые они изображают это – гнев, ненависть, скорбь, презрение, отвращение и боль, придают этому месту ещё большее ощущение отрешённости. Словно их всех, недостойных, выбросили на край бытия и забыли вынуждая парить там до конца мира, а может и дольше. Только злой рок не давал прикоснуться к ним: они таяли, проносились мимо, ускользали и нельзя было быть уверенным в том, что всё это, не мираж.
Казалось прошло бесконечно много времени пока из пустоты не прорезался голос, далёкий и едва различимый, как и всё остальное что он видел в водах, он напоминал искусно созданную иллюзию собственного сознания.
- Терпеть не могу это место. Ты только взгляни на эти унылые, скучные лица! Это место навевает на меня тоску и скуку. Мне даже сразу припомнилось одно из выражении смертных «повеситься хочется». Здесь я начитаю буквально чувствовать на себе смысл этих слов.
- Хозяин, - ответил ему низкий, хрипловатый бас, - вам следует проявить уважение к ним. Здесь есть и наши. И им будет неприятно слышать подобное от своего господина.
- Да-да, - мужской баритон приближался, выразительность голоса сама за тебя говорила об умении обладателя владеть им, его не портила даже некоторая высоковатость, а вот язвительность – очень даже. – Но если они оказались здесь, - продолжал он, - значит они это заслужили.
- Хозяин, вам следует быть добрее.
- А тебе не таким занудным. Ну, ты его нашёл?
Вместо ответа раздалось громкое сопение.
- Да, вот он. Мы его почти догнали.
- А, отлично! – раздалось совсем близко. Затем последовала небольшая пауза и: - иди сюда.
Из темноты вынырнула ладонь, небольшая, как у ребёнка, но стоило ей достать до плеча, как сразу выяснилось – её обладатель умеет крепко держать. Плечо пронзила боль, точно Маннимарко вытягивали не из пустоты, а выковыривали клещами из камня. Мрак мутных вод расступился у самой поверхности, обрисовывая нечёткие световые пятна, странная субстанция в которой он находился держала его словно полужидкая резина, но Клавикус Вайл не отпускал. Он тянул и тянул пока жижа натягивалась всё сильнее и сильнее, превращаясь из пустоты в нечто совершенно материальное, стискивающее, давящее, в конце концов мешающее дышать и когда уже начало казаться что он вот-вот задохнётся, и пора бы уже подумать «а не луче ли оставить всё как есть?» поверхностное натяжение лопнуло и новоиспечённый даэдрот повис в руке Принца, точно новорожденный в руках повитухи. Такой же влажный, голый и беспомощный. Ну, покрасней мере на вид… К слову именно это их и интересовало – что может этот даэдрот? Или же стоит продолжать звать его просто «альтмер»? В данном случае «бессмертный альтмер», но всё-таки…
К слову, под ногами новорожденный мог увидеть поток, несущийся с головокружительной скоростью и тени умерших в нём проносились точно молнии. Прочее пространство напоминало открытый космос – усеянный звёздами и искрящимся в бархатной черноте туманом. Пока он висел в не по размерам сильной и крепкой руке Лорда обливиона, сам Лорд висел в воздухе вместе со своим извечным спутником: добрым, несмотря на отталкивающий облик огромного, угольно-чёрного рогатого пса с большими лапами, заканчивающимися внушительными тупыми когтями.
- Ну, привет, Маннимарко, - улыбнулся Вайл. - Полагаю я и мой спутник не нуждаемся в представлении? Ты бы знал сколько шума наделало твоё появление здесь, мы, мягко говоря, удивлены, - протянул он и голос как по нотам сыграл заявленное чувство, хотя на лице Принца читался скорее интерес. – Но в какое место ты умудрился упасть, - тут он усмехнулся. - Тебе повезло что это оказалось возле моих владений. Далеко не все будут столь гостеприимными хозяевами. Я даже уверен, что кое-кто не прочь был бы оставить тебя плавать по кругу целую вечность. А кое-кто, напротив… - карлик склонил голову к плечу с выражением лёгкого сочувствия, - желает поскорее достать тебя, но не для того, чтобы обнять и поцеловать. Как раз напротив…
Тут Клавикус прервал поток речи, давая Маннимарко возможность очухаться и обдумать сказанное. И пока он это делает давайте опишем самого Лорда. Он явился в том обличии, в котором его принято было изображать в большинстве стран Тамриэля – человечек небольшого роста, с лысой головой, украшенной тёмными загнутыми назад рогами, растущими из о лба, острыми ушами, не длинными как у эльфов и торчащими. Его подвижное круглое лицо было на редкость выразительным и чаще всего он казался дружелюбно настроенным. Но вот блеск глаз, - глубокого тёмно-карего цвета, практически чёрных, - был с неизменной ускользающей хитринкой которую скорее чувствуешь в насмешливом прищуре, чем видишь. Для Принца его одеяния были предельно просты и незамысловаты: зелёный жилет на голое тело, светло-зелёные штаны в обтяжку и высокие кожаные сапоги чёрного цвета без всякой отделки.

URL
2016-01-05 в 14:11 

SilverDrein
Позитивный магекровь
Победа.
Сладкая, долгожданная победа. Мучительная, убийственная, подобная смерти, да вот незадача — мертв он был уже давно. Кажется, почти столько же, сколько стремился к своей практически недостижимой цели.
Он родился обычным мером, заслужил место в Ордене Псиджиков и стал одним из величайших магов и величайшим некромантом не просто своего времени, но всех времен, сам себя превратил в чудовище, едва не занял место Принца Насилия, вытерпел пытки в его казематах в безвременье, вернулся, пересек Тамриэль и сложил голову в Морровинде, павший от руки старого друга, и снова вернулся, и вот, наконец, к цепкие когти к нему угодила Мантелла, а время содрогнулось под рев изломанного и истерзанного Дракона.
И он обрел, наконец, свое царство, и в агонии Дракона легли на пергамент буквы, и его история вплелась в общую, мировую, и скользкий народ коралловых рифов склонился перед ним.
Но все же процесс, похоже, еще был не до конца завершен. Иначе почему он парил во внематериальном пространстве обнаженный и чувствующий себя совершенно беспомощным и даже ничтожным? Эти чувства слишком резко контрастировали с торжеством, которое он ожидал и хотел испытать.
Ощущение холода и сырости кусало кожу, и он невольно съежился, обнимая себя руками. Ничего. Он добрался досюда, достиг желаемого, и обязательно дойдет до конца, чтобы занять свой трон и увенчать свою голову короной Принца. Осталось только понять, чего не достает и как преодолеть это последнее препятствие. Не было такой цены, которую он не смог бы заплатить, не было жертвы, которую не принес бы.
Чья-то рука на плече стала неприятной неожиданностью, но вырваться из ее цепкой хватки новому богу не удалось. Он зашипел от бессилия, и неволя сделалась мучительней, она тяготила его, словно вытягивала что-то из самых глубин души. О, его душа удивила бы любого Принца, реши тот прикоснуться к ней. Чего только не пришлось перенести его душе.
Когда непонятный морок поотпустил, Маннимарко снова дернулся, силясь вырваться из чужих цепких пальцев, и обеими руками зачесал назад длинные слипшиеся, будто в слизи, серебристые волосы, откидывая их на спину. Он всмотрелся в фигуру перед собой и шумно выдохнул, запоздало вспоминая, что дыхание давно не является необходимостью для него, сбросившего с себя оковы смертной плоти.
Принца он узнал. За то время, что Марко пытался занять свое место в «темном» пантеоне, он научился хорошо разбираться в тонкостях, а чтобы отличить Клавикуса Вайла от любого другого даэдра, много ума не требовалось.
— Немудрено, — сипло отозвался новый бог и тут же закашлялся, давясь забившей горло слизью. Казалось, у него были полные легкие этой мутной черной дряни. — Мне нет дела до воли Принцев. Мне не потребовалась их помощь, чтобы добраться сюда, и власти решать мою судьбу у них нет.
Марко пренебрежительно сплюнул очередной комок слизи и бросил на Принца тяжелый, практически враждебный взгляд.
— Что тебе нужно?

2016-01-05 в 16:36 

Г.Р. Джорг
«Нет дела до нашей воли? У нас нет власти решать твою судьбу?» - карлик усмехнулся, и в этой шоркой ироничной ухмылке не было ничего доброго. – «Только посмотрите на него, он не сделал здесь и одного самостоятельного шага, а гонора столько, что хватит на всех Лордов Обливиона.» Неужели этот юный даэдрот думает, что он теперь всемогущее существо и имеет право раздуваться от важности точно жаба? Нет, он правда в это верит? Смешно, очень смешно.

- Как просто ты мыслишь, - заметил Клавикус продолжая кривить губы в ухмылке. – Впрочем, кто сказал, что это плохо? Существа мыслящие просто нужны всем и всегда. Должен же кто-то греть воду и мыть полы, а без этого совсем никак не обойтись…

Насладиться ответной реакцией Маннимарко помешал Барбас, как всегда лезущий под руку. Вообще у этого даэдрота был редкий и незаурядный талант, спустя столько веков, проведённых вместе он умудрялся продолжать раздражать его.

- Клавикус, - начал пёс своим привычным «учительским» тоном. – Может вместо того, чтобы насмехаться объяснишь ему в чём он заблуждается? Маннимарко, ты больше не в Нирне здесь всё не так просто. Здесь нет смерти и просто убрать врага со своего пути у тебя не получиться, потому связи имеют особенно большое значение. – Отметив это пёс вновь повернул рогатую голову к хозяину: - давай отведём его в Изумрудные Поля, думаю там нам всем будет намного удобнее вести беседу.

Клавикус скорчил недовольную гримасу. С чего этот пёс взял что может вот так просто взять и начать командовать!? Довольно и его поучений. Постоянных. Бесконечных. Впрочем, этому сколько не повторяй – всё равно не дойдёт, да и он сам не очень любил столь тривиальные способы обучения. Но в этот раз стоило признать, что Барбас прав… Луше продолжить беседу в его плане.

- Действительно, это место наводит на меня скуку и уныние, да и ты выглядишь неподобающим образом. А я всё-таки Принц, не так ли? Подле меня стоит выглядеть соответствующим образом…

На его губах вновь заиграла насмешка, а в глазах мелькнула чертинка столь недобрая что уже через мгновение стоило ожидать чего-то нехорошего. Так и вышло.

Вся компания потонула во вспышке белого света, а когда тот расступился они все оказались в большом длинном зале особняка из красного дерева. На вид обитель Вайла была простой и незамысловатой, как и его одежда: стены, покрытые светлой красноватой штукатуркой, обычные деревенские окна выходящие, судя по встающему солнцу, на восток, высокий потолок с балками и тяжёлыми люстрами навивал мысли о таверне. По стенам висели незамысловатые, но красивые пейзажи, судя по тому, что Маннимарко мог видеть за окном все они изображали план Вайла: золотые поля, небольшие деревушки, окружённые морем зелени, вокруг которой вьётся лента лазурной реки, плодовые сады, приветливые лесные опушки полные ягод и одуванчиков и всё в таком роде. Выделялась лишь одна картина – огромная, в золотистой раме, на ней был изображён величественный бело-золотой город с которым в красоте не мог потягаться ни один из городов Нирна, правда находилась она в самом углу и даже немного запылилась. В распахнутое круглое окно на косом потолке ворвалась стая птичек и защебетала прекрасными внеземными голосами не мешая, однако, разговору. Напротив, окон длинным прямоугольником чернел камин, а на полке над ним располагалось множество самых необычных вещей: кинжал с изогнутым лезвием выполненный из стали больше похожей на сырое мясо, вместительная кожаная фляга с серебристым узором, пара золотых игральных костей, маленькое деревце с красными ягодками, огромный орочий молот, та-самая Маска выше и нижеупомянутого Принца, высокий флакон с серебристым зельем – вот неполный список того, что там можно было отыскать.

Хозяин сего места вольно развалился на небольшом, но высоком стуле у стены, забросив одну ногу на подлокотник и подперев рукой голову. Последний жест придавал ему вид немного скучающий, но озорной, почти детский, прищур глаз выдавал в нём ожидание. Над его головой тем временем распускали завитушки, подобно папоротнику, ярко-зелёные листья, растущие прямо из замысловатого плетения спинки стула. Но ещё более занимательными были плоды – сквозь листья явно проглядывали золотые монетки. Созревшие были большими и жёлтыми, не созревшие маленькими и почти всех оттенков от бледно зелёного до жёлто-зелёного. Огромный пёс, как и полагается, возлежал у ног хозяина на одной из пушистых шкур обступавший живой стул и приоткрыв рот и слегка повернув голову хмуро смотрел на Маннимарко. «Эх, Клавикус-Клавикус…» - отчётливо читалось в его больших умных и рубиново-красных глазах.

Принц сдержал своё обещание, и эльф получил одежды. Новые, удобные, мягкие на ощупь и очень цветастые. Казалось здесь собрались все весёлые оттенки палитры: красные кружочки, жёлтые треугольники, сиреневые ромбики, оранжевые звёздочки, салатовые квадратики, голубые четырёх угольники. К ним прилагалась даже шапочка с бубенчиками. По попросту говоря обычный шутовской колпак.

URL
2016-01-06 в 06:37 

SilverDrein
Позитивный магекровь
Маннимарко слушал и внимал. Он не мог ничего упустить там, по ту сторону вечной грани, сделал все, что можно, и чего нельзя, но здесь все было иначе. Правила игры изменились, и новый бог немного поумерил свой пыл, здраво рассудив, что, даже если он пожелает в будущем презреть и эти рамки, вознестись еще выше, ему сперва стоило понять законы, по которым строилось его царство и царство тех, с кем он стремился сравняться.
Стремился… или уже сравнялся?
Судя по небрежно брошенным фразам, Вайл не считал его равным себе. По крайней мере, пока не считал. Маннимарко слегка прищурил лиловые, цвета свежей гематомы, глаза. Недобро и мстительно. Он научит их всех уважать его и считаться с ним. Позже. Когда поймет, как играть на струнах врученного ему незнакомого инструмента.
Вспышка заставила его зажмуриться, а, открыв глаза, он обнаружил себя в самом сердце вайлового Плана. Ему не приходилось бывать тут в прошлом, но заглядывать, оставаясь по ту сторону границы, — сколько угодно. Маннимарко хорошо успел изучить все существующие Планы. Особенно Хладную Гавань.
Неприятное воспоминания заставило нового бога поморщиться. На том, что он раньше мог назвать телом, шрамов от огненных плетей не осталось, но он по-прежнему слишком хорошо помнил. Принц Насилия еще заплатит ему за это.
А этот наряд… Конечно, лучше, чем нагота, но «вульгарный» было бы самым мягким словом из всех, казавшихся сейчас уместными.
— Вижу, — после недолгого промедления начал Марко, стаскивая с головы аляпистый колпак и прожигая его презрительным взглядом, — ситуация тебя забавляет. Впрочем, я мог ожидать того, что событие подобного порядка тебя привлечет в первую очередь.
Эльф — или тот, кто был им еще недавно, — неспешно прошелся по зале и остановился напротив одного из окон, опуская шапку на узкий подоконник. Бубенцы издевательски звякнули в ответ.
— Если ты в самом деле хочешь развлечь себя, то наряжать меня в цветастые тряпки — не лучшее, что ты мог сделать. Неужто за отведенную тебе вечность не наигрался в куклы? — Марко криво усмехнулся, вновь прищуривая перечеркнутый вертикальным шрамом глаз. — На то сгодится и любой другой смертный, прыгнувший выше своей головы. Я прыгнул гораздо выше.

2016-01-07 в 18:54 

Г.Р. Джорг
Недовольный взгляд Маннимарко за миг до того, как они перенеслись, позабавил Принца Забвения. Конечно ему не нравиться подобное обращение ведь там, внизу, он был богом, а здесь… здесь одним из шестнадцати максимум. Нет это, конечно, не мало, совсем не мало, но это в лучшем случае «один из»… Всё во многом зависело от того, как новый даэдрот себя поставит как он ответит, например, на… провокацию.

А эльф таки не потерял головы, хотя и не нашёл причин скрывать своё недовольство…

- Это не игра Маннимарко, - ответил Принц уже серьёзным тоном. – Это то, как тебя видят окружающие. А за одно и уровень твоих истинных знаний об этом мире. Ты, конечно, имел опыт общения с Обливионом, но был ли он настоящим? Как много ты знаешь? И сколь многие захотят помочь тебе?

На устах карлика вновь заиграла улыбка. Ну, Новый Принц, что ты будешь делать теперь? Потянувшись Вайл сорвал одну монетку и подбросил её в воздух. Золото ярко блеснуло гранями, поймав лучи восходящего солнца, сделало неисчислимое множество оборотов и, застыв на мгновение в воздухе, с глухим стуком упало на ладонь. Как будто бы ни на что не намекая.

URL
2016-01-09 в 09:22 

SilverDrein
Позитивный магекровь
— В твоем дворце — и не игра? — новый бог усмехнулся, возвращаясь к центру залы. — Окружающие всегда видели то, что хотели видеть. Что больше подходило к их картине мира, тем более узкой, чем более далекий от истины образ они воображали себе.
Маннимарко небрежным жестом ослабил ворот своего многослойного пестрого наряда, открывая шею. Ему, пожалуй, еще придется подумать над своим образом. Или Обливион и Пустота между Планами решат это за него? Отразят его сущность и облекут его в материальное воплощение собственных стремлений и амбиций?
Он мало заботился о внешнем виде, когда был королем некромантов, но теперь он — бог, и его изображения на алтарях должны внушать его приспешникам благоговейный трепет.
— Был. Я провел маленькую вечность в казематах Хладной Гавани, уж куда реалистичнее? — Марко передернул плечами, морщась. — Мне не нужна помощь. Никто из вас не поможет безвозмездно, а быть должным кому-то из вас в мои планы никак не входило.
Он лишний раз обвел взглядом залу, присматриваясь к деталям, и остановился на запылившейся картине со светлым городом. Неожиданная догадка его позабавила.
— Умбриэль?

2016-01-15 в 17:47 

Г.Р. Джорг
Лорд Даэдра недовольно поморщил нос, бросив взгляд на другой край комнаты – на ту самую картину. Неприятное напоминание о его ма-аленькой оплошности и того, во что это вылилось. Надо бы давно уничтожить эту дрянь, как говориться – с глаз долой, из сердца – вон.

- Правда он хорош? В Нирне такого города не встретишь. Блеск, величие, красота… но куда интереснее было его содержание. – И, не желая задерживать разговор на отвлечённой теме теме (да ещё и не неприятной), Клавикус продолжил: - пожалуй ты прав. Есть на свете узколобые личности чей мир довольно обширен и в то же время невероятно однобок, а значит ущербен и далёк от истины как никогда. – Карлик в очередной раз подбросил в воздух монетку. – Скажи, а как ты понял, что ты – не один из них? Хочу, знаешь ли, себя проверить.

Монетка сделала несколько оборотов и с очередным глухим стуком упала на его ладонь.

- Я вижу ты не глуп, а я – не Принц Принуждения. Я – Принц Сделок! Хотя ты и так об этом знаешь… И как неглупый Новый Лорд Даэдра и бывший смышлёный альтмер, - успевший познать в Холодной Гавани не только боль, страдания и множество разных видов пыток, но и бытие Обливиона, - ты наверняка со всем справишься, - например с Молаг Балом, который придёт по твою душу, - тебе даже объяснять ничего не нужно. Но если тебе вдруг потребуется помощь, если тебе понадобиться сила, если ты захочешь, что для себя уяснить и заплатить за это честную цену, а не расплачиваться собственной кровью, участью в чужих интригах и силой, ты знаешь к кому обращаться. И так, если тебе ничего из перечисленного не нужно, то полагаю ты можешь идти, творить собственный План, у Молодых Принцев всегда так много забот. Где выход, я так понимаю, ты и так знаешь?

Выговорив всё это с несколько безразличным выражением Клавикус Вайл продолжил подбрасывать на ладони монетку, но, признаться, он бы крайне удивился, если бы Маннимарко действительно покинул его уютный во всех отношениях особняк.

URL
2016-01-17 в 18:34 

SilverDrein
Позитивный магекровь
— Не в моем вкусе, — просто ответил Марко, на сей раз решив обойтись без хитрости и даже простейшей игры слов. В конце концов, история Умбриэля его не касалась и не имела сейчас ровным счетом никакой ценности. Лишь доказательство того, что Принцы тоже ошибаются, но, как известно, — всего лишь одно из многих. Маннимарко и самому доводилось обманывать даэдра, что ему какой-то потерянный Вайлом город.
— Я не понял, — новый бог пронзил Принца жгучим взглядом, в который, кажется, вложил все, что чувствовал по этому поводу. — Я сделал себя таковым.
Маннимарко умолк и задумался. Он нисколько не сомневался в том, что без встречи с Богом Лжи и Интриг не обойдется, и что ему придется отстаивать своя право на независимость. Что ж, однажды он даже придумал способ сместить Молаг Бала и занять его место в Хладной Гавани, что ему стоит теперь просто не подпустить того к своей душе?
Эльф рассеянно коснулся пальцами середины собственной груди. Вопрос души для него, отнявшего сотни и тысячи душ, оставался открытым. Что стало с ней после перехода в иное состояние, после обретения божественности? Марко знал, что помимо души и тела у каждого живого существа есть дух, и именно этот дух когда-то давно, еще во Второй Эре, расстроил все его планы. Глупый слабый и жалкий смертный, одержимый идеей возвращения своей души.
Сложно было отвечать на такие вопросы, имея на руках единственный пример — самого себя.
— Я не обещаю тебе своего согласия, — медленно проговорил Маннимарко, вновь поднимая взгляд к Вайлу. — И все же, полагаю, лишать себя путей отступления было бы слишком самонадеянно с моей стороны. Что ты называешь честной ценой? Что я сейчас могу дать тебе взамен за то, что может мне от тебя понадобиться?

2016-01-21 в 17:19 

Г.Р. Джорг
- Да-да… - хмыкнул Клавикус. – Все мы сделали себя таковыми. Не сложно получить высшую оценку, когда в жюри сидишь ты сам. Не так ли?

Вот так просто, всё пламенно-кислотное недовольство Маннимарко, выраженное во взгляде, так и не достигло своей цели.

А потом эльф задумался… «Думай-думай…» - усмехнулся про себя Вайл, наперёд догадываясь к какому выводу придёт Король Червей. В какой-то миг на лице его гостя даже отразилось беспокойство… Его что-то волновало. Хорошо. Так и должно быть.

- Понимаешь, - неспешно начал Принц, - будь ты смертным я бы просто попросил твою душу, и мы были бы в расчёте. Но теперь всё немного сложнее. Я не стремлюсь ссориться с другими Принцами, среди них у меня нет ни одного врага, а всё почему? Потому что я нужен им всем. В Обливионе, где нельзя просто так взять и убить своего врага и быть уверенным что он никогда не вернётся, особую роль играют договоры. Как в торговле или политике. Проще говоря – я помогаю тебе, затем ты помогаешь мне. Не сложно, правда?

URL
2016-01-22 в 00:32 

SilverDrein
Позитивный магекровь
— Я получил ее раньше, гораздо раньше, чем сам оказался в жюри. Ты смотришь на смертного, ставшего богом, Вайл. Это ли не доказательство?
Несложно. Знал Марко, что такое это «несложно» в исполнении Принца Желаний.
— Как ты можешь помочь мне? И как я могу помочь тебе?
Он хотел конкретики, хоть и знал, что искренности от Вайла ему не дождаться. Но вот уточнить условия задачи, которую ему, возможно, вскоре придется решать, он вполне мог себе позволить.

2016-02-19 в 17:11 

Г.Р. Джорг
Сколько тщеславия, сколько гордости – примерно об этом думал Вайл глядя на нового Принца. Это немного раздражало, но в остальном было для него струнами, на которых можно сыграть свою мелодию. Но всё же, так славно было бы сбить с него ещё немного спеси… Сделав вид что он принял чужие аргументы Вайл с пониманием кивнул, откинулся на спинку трона и протянул с уважением:

- Да-а-а… - сдержанно кивнул какой-то своей мысли. – Должно быть обидно, так возвыситься, добраться до Бога и опять оказаться в низах… Маннимарко, разве ты всё ещё человек? Нет? Тогда почему продолжаешь мерить себя их мерой? Ах, Маннимарко, я ведь играю с тобой, разве не видишь? Разве не понимаешь, что позволяешь мне это? А другие Принцы, думаешь они будут поступать так ради одного лишь своего веселья?

Альтмеру явно не нравилась игра которую он затеял. Естественно, зная об Обливионе столько всяких гадостей он опасался с ходу связывать себя сделками. Он боялся подвохов. Боялся увязнуть. Поздно, Маннимарко! Ты уже в Обливионе и увяз в этом по уши, просто потому, что ты теперь есть.

- Ничего сложного, мой друг. Я оказываю тебе услугу, ты оказываешь услугу мне. Я прошу у тебя что-то – ты исполняешь, ты просишь – я исполняю. Конечно, кто-то из нас может оказаться лжецом и интриганом, возможно даже мы оба, но в идеале схема выглядит именно так. А что я у тебя попрошу, зависит от того, что ты хочешь от меня. – Карлик усмехнулся любуясь шутовским нарядом гостя. – И ты хочешь сказать, что у тебя нет ни одного вопроса или просьбы? Хочешь сказать, что не испытываешь никакой нужды? А взять хотя бы твою одежду. Не хочешь изменить её?

URL
2016-02-27 в 23:33 

SilverDrein
Позитивный магекровь
Новые слова оказались не теми, что ожидал Маннимарко, и неприятно обожгли его тщеславную гордую сущность.
— Человеком я никогда не был, — огрызнулся он, невольно скаля крепкие зубы. — Я был мером. И, в каком-то смысле, остаюсь им, хотя полагаю, что в обозримом будущем мне станет доступно изменение своей внешней формы.
В конце концов, у той же Азуры уши на скульптурах были вполне себе эльфийские.
В низах. Он не был в низах. Никогда не был! Он был лучшим всегда и станет лучшим снова.
— В самом деле, — холодно согласился Маннимарко, раздраженно поводя острым ухом. — А играть с тобой у меня желания нет, как и нет времени на веселье.
Он отступил было на шаг, намереваясь развернуться и уйти (а позже — и отомстить за унижение, которое устроил ему проклятый Принц), но остановился, задумчиво глядя куда-то вперед и вниз. А в самом деле, какую выгоду мог извлечь он из визита в гости к Клавикусу Вайлу? И почему по-прежнему позволял эмоциям горячить свою давно свернувшуюся кровь и мешать мыслить трезво?
— Будь добр, заткнись хотя бы на минуту, — прошипел Марко, колко поглядывая на рогатого шутника, а затем потер пальцами брови, собираясь с мыслями. — Вопрос есть, — он вновь повернулся к Вайлу, поднимая на него взгляд. — Что с моим Планом? Как мне понять, есть ли он? Как попасть туда?

2016-04-26 в 23:47 

О! Смотри-ка, задел! Клавикус усмехнулся, наблюдая за тем, как шпилька попала ровно туда, куда он метил – в самую гордость… Впрочем, сложно ли попасть во что-то настолько большое?... Хотя, кто из принцев не горд? Кто не тщеславен? Большинство из них, правда, гордились собой не заслуженно. Обойдёмся без примеров. Всё ведь и так предельно очевидно. Но на этой гордости не были брони, у неё даже не было оружия… Точно огромная склизкая медуза она лежала на поверхности пляжа и буквально вопила о том, чтобы в неё потыкали палкой. Любопытно же, что сделает медуза…
Кхм…

В общем, Вайл просто забавлялся.
- Человек, мер, каджит или орк, это не важно, - усмехнулся карлик. – Гораздо интереснее что ты из себя представляешь. А здесь и сейчас ты просто что-то непонятное получившееся из того, что сметные звали Маннимарко.

URL
2016-04-26 в 23:47 

Г.Р. Джорг
Новый даэдрот был решителен, он отступил на шаг и собирался уйти… «Куда?» - только и подумал Принц имея в виду то, что он едва ли представлял себе, как покинуть План. Однако тот спохватился, гробу потребовал тишины, - на что Вайл лишь усмехнулся, - и, задумавшись, таки заговорил в нужном русле.

- Если упросить, то всё примерно, как в Нирне – найди свободное место, возьми ресурсы и выстрой свой План. Люди говорят, что мы не способны творить, но вскоре ты поймёшь, что это не очень-то нам мешает. Мы способны преобразовать то что есть, во всё что угодно… Попробуй изменить свою одежду, я даю тебе на это такое право…

Принц небрежно взмахнул рукой и Маннимарко ощутил, как его окутал поток… тепла? Это очень походило на тепло, оно его чувствуешь не телом, а душой и оно слегка покалывает, прокатываясь по телу тёплой волной. Если только он прислушаешься о ощущением, то уловит странную перемену, вещь, которая была на нём теперь не просто лежала на плечах, как обычная одежда в Нирне, она не казалась частью его, но была словно бы ничейной. Некий ничейный кусок материи… На самом деле стоит только почувствовать и это словно ключ откроет двери к пониманию всех остальных окружавших его предметов. Только эти уже были… «заняты» другой сущностью и изменить их было бы крайне сложно. Да и понять бы ещё как изменить ничейное… Только вот, чтобы уловить всю эту тонкость бытия нужно было хорошенько сосредоточиться.

URL
   

Подземелья Хоаса

главная